Заигрывания Украины с Китаем и поиски Евразийского союза Россией

Миссия Центра Украина-Россия-Китай

Россия использовала свою энергетическую дипломатию, пытаясь вытеснить ЕС, НАТО и Китай с места ключевого партнёра Украины, тем временем снижая ценность Украины как стратегического партнёра, в том числе и для Китая. Дружественная Украина рассматривается как необходимое условие для российской безопасности, а более тесные отношения смогут обеспечить лучшую координацию в предотвращении утечки технологических секретов в Китай.

Введение

Россия и Украина в течение долгого времени спорили о стремлении последней к интеграции в западные структуры безопасности и экономики, а также о ценах на поставки российского газа. Всё усиливающееся сближение Украины с Китаем и потенциальная утечка военных технологий также может вызывать у России озабоченность. Россия особенно жёстко противостояла вступлению Украины в НАТО, пригласив Украину к участию в Таможенном союзе вместе с Белоруссией и Казахстаном как к началу более тесной экономической интеграции на постсоветском пространстве.

Все эти годы Украина упорно противостояла давлению России, стремящейся вовлечь Украину в Таможенный союз. Тем не менее, 18 октября 2011 г. во время саммита СНГ в Санкт-Петербурге Украина исполнила неожиданный кульбит и согласилась вступить в свободную торговую зону с Россией, Белоруссией, Казахстаном, Арменией, Киргизией, Молдавией и Таджикистаном. Здесь мы попытались объяснить неожиданный поворот в позиции Украины, его стратегические последствия для баланса сил в Евразии, особенно в свете предложения премьер-министра России создать Евразийский экономический союз.

Войны за цены на газ

Принимая во внимание стремление Украины сформировать независимый внешнеполитический курс, ориентированный на тесное сотрудничество с ЕС, НАТО и Китаем, непосредственной причиной её капитуляции перед России с её предложением может быть понимание, что она проиграла войну за цены на газ с Россией.

Разногласия в вопросе цены на газ с Украиной вынуждали Россию прерывать поставки в 2006 и 2009 гг. Тогдашний премьер-министр Украины Юлия Тимошенко позднее согласилась с рыночной газовой ценой в 2009 г. В следующем году президент Виктор Янукович договорился о снижении цены на 100$ за тысячу кубометров в обмен на продление срока аренды российской военной базы в Севастополе. Однако он продолжил настаивать на дальнейшем снижении цены. Как сообщают, Россия предложила снизить цены в обмен на слияние «Газпрома» и украинской газовой компании «Нафтогаз», уже обсудив соглашение с Белоруссией о получении её газовой транзитной системы и пригласив Украину присоединиться к Таможенному союзу вместе с Белоруссией и Казахстаном. Украина отклонила эти требования, так как это бы означало уступку контроля над своими трубопроводами и утрату всякого рычага давления в диалоге с Россией. 

Тем временем, украинский президент предал суду Тимошенко с обвинением в обременении страны непосильными ценами на газ, угрожая расформировать украинскую газовую фирму, надеясь, что это аннулирует контракт с Россией. Украинский суд затем приговорил её к семи годам лишения свободы, что привело к серьёзным протестам со стороны как России, так и ЕС по поводу политически мотивированной «охоты на ведьм».

ЕС отменил запланированную встречу 20 октября с президентом Януковичем, демонстрируя своё недовольство. Всего за две недели до этого Россия объявила о неизбежности запуска Северного потока, трубопроводной системы для транспортировки российского газа в Германию через Балтийское море, при помощи которого можно будет снизить ценность Украины как транзитной страны. Находящийся в стадии разработки Южный поток также обходит Украину.
Отброшенная Европой, Украина согласилась на предложение более интенсивной экономической интеграции, это объясняет резкий поворот её президента. Возможно, Украина осознала, что в сложившихся условиях вступление в зону свободной торговли, которое не позиционируется как помеха диалогу о свободной торговле с ЕС – это один из немногих оставшихся вариантов, позволяющих справляться с давлением России, стремящейся к газовому слиянию (хотя – с учётом других альтернативных строящихся трубопроводов – эти украинские транзитные маршруты больше не кажутся таким уж лакомым куском).

Растущее стратегическое партнёрство с Китаем

Чтобы понять стратегические последствия разворота Украины, необходимо учесть в этом контексте растущую близость Украины к Китаю и российский проект Евразийского экономического союза.

Существует два аспекта усиленного диалога Украины с Китаем – геостратегический и военно-технический, причём оба могут быть причиной для беспокойства со стороны России. Украина и Китай сейчас сотрудничают в области энергетических проектов, атомной энергетики, военной авиации, инвестирования в инфраструктуру – включая железнодорожные проекты и аэропорты. По словам президента Януковича, многообещающие области сотрудничества с Китаем – это авиационный сектор, космические исследования и научно-техническая сфера.

Во время визита на Украину президента Ху Цзиньтао в июне 2011 г. уровень отношений вырос до стратегического партнёрства, основанного на взаимном уважении к суверенитету государства, территориальной целостности, пути развития, избранного каждой из стран, отказе от использования силы или угрозы её применения, экономических и других способов принуждения. Китай также дал гарантии безопасности Украине, отказавшись от использования ядерного оружия против Украины, являющейся безъядерным государством. По словам агентства Синьхуа, стратегическое партнёрство также фиксирует, что «ни одна из сторон не должна разрешать третьей стране использовать территорию этой стороны для нанесения вреда суверенитету, безопасности и территориальной целостности другой стороны», при этом утверждалось, что «китайско-украинское сотрудничество не направлено ни на одну из третьих стран». Точно так же комментарий в China Daily, подчёркивая «значимое» стратегическое место Украины, добавляет, что Китай всегда придавал значение связям с Украиной, «которая является мостом между Азией и Европой» и служит «воротами Китая в Европу».

Китайско-украинское сотрудничество приветствовалось украинцами как «новый шёлковый путь» и планировалось как переключатель игры. Украина искала для себя место эксклюзивного посредника между Китаем и Западной Европой. Президент Янукович заявил, что Китай – главный партнёр Украины в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Примечательно, что Венгрия, видимо, соперничала с Украиной в борьбе за получение этого же статуса во время визита китайского премьер-министра Вэня Цзябоа через несколько дней, во время которого обсуждались (среди многих других) планы превратить неиспользуемый венгерский аэропорт в «главную европейскую базу грузов». Это отразило приобретение Китаем также неиспользуемого аэропорта Пархим в северной Германии в 2007 г., после того как аэропорт был предложен и, вероятно, использовался для парковки самолётов делегаций G-5 во время встречи G-5 и  G-8 на Хайлигендаммском саммите. Точно так же греческий порт Пирей, который принадлежит теперь китайской фирме, тоже используется Китаем для достижения центральноевропейских рынков. Китай, конечно, также финансирует массу проектов в Центральной и Восточной Европе, включая Турцию. Таким образом, китайские заигрывания с Восточной Европой, видимо, привели к реальному выбору среди поклонников, борющихся за право «эксклюзивных» отношений с Китаем.

Для Китая гостеприимная встреча в европейских столицах отмечается как в странах постсоветского пространства, так и в находящихся в затруднительном финансовом положении странах ЕС. Китай, который проектировал себя как евразийская сила, желает зафиксироваться и как равный игрок в европейской политике. В решительной попытке сделать своё присутствие ощутимым в Европе он добивается стратегических позиций в экономиках ключевых стран, нуждаясь в передовых технологиях и продуктивных рынках сбыта для своих огромных валютных резервов, которые помогут Китаю достигнуть статуса суперсилы. Ему также необходимо влияние на европейские столицы для обеспечения признания себя в качестве рыночной экономики и избавления от эмбарго на поставки оружия. Его цели будут достигнуты очень скоро, так как Европа находится в поиске средств, чтобы выбраться из нынешнего мегакризиса.

Военно-техническое сотрудничество между Украиной и Китаем

Другое измерение их двусторонних отношений – усиливающееся военно-техническое сотрудничество, которое включает в себя украино-китайскую координационную комиссию военно-технического сотрудничества. Следует отметить, что Украина и Китай в течение продолжительного периода времени сотрудничали в военно-технологических вопросах, включая военную авиацию, постройку аэродинамических труб для тестирования тяжёлых транспортных самолётов, модернизацию транспортных судов Y8 и т.д. Пакистан и Китай – сегодня главные направления украинского военного экспорта.

Украинский авианосец «Варяг» в буквальном смысле слова взволновал восточное полушарие. Ричард Фишер, военный эксперт по Китаю, а также некоторые российские комментаторы, предполагали, что китайцы использовали прототип T10K, купленного у Украины в 2005 г., для разработки своего палубного истребителя J15. По словам Фишера, Украина могла быть источником авиационных, космических и ракетных технологий, передовых жидкостных ракетных двигателей, ракет класса «воздух-воздух» и многого другого для Китая. С двусторонней торговлей, ведомой военным экспортом с оборотом в более чем 1,2 миллиарда долларов за последние три года, Китай может стать главным партнёром Украины в военно-технической области в ближайшем будущем.

Раздосадованная конкуренцией, которую составили на новых рынках китайские продукты, разработанные при помощи советских технологий, Россия стала сворачивать своё сотрудничество с Китаем в военно-технической сфере, при этом не до конца закрывая дверь. Учитывая тесные, однако, иногда неспокойные отношения России с Украиной, российские СМИ пристально следили за разработками в этой области во время визита китайского президента на Украину в июне этого года.

Отзываясь о фактах нарушения советских/российских прав на военную интеллектуальную собственность, российские СМИ предупреждали, что Китай непропорционально выиграет от трансфера технологий, так как у него нет никакого смысла покупать украинские вооружения после копирования технологии, так что Украине следует быть крайне осторожной при укреплении военно-технического сотрудничества с Китаем.

Сергей Вознесенский, военный комментатор, отметил, что «развитие украино-китайского диалога, так же как и внешнеполитические инициативы Китая на постсоветском пространстве, чрезвычайно интересны Российской Федерации, так как Москва видит в Китае не только многообещающий рынок для российских энергоносителей, но и потенциальную угрозу своей территориальной целостности и суверенитету». Сообщая, что Китай может закупить украинские радарные системы и ракеты системы «воздух-воздух», автор отметил, что Китаю не удалось получить их у России, пересмотревшей своё отношение к сотрудничеству с Китаем в свете «неприкрытого стремления Китая развивать свои собственные радарные системы и ракеты, которые могут быть использованы против России в гипотетическом конфликте с Китаем». Он также предупредил Украину, что «Китай не будет покупать большое количество вооружений, так как основной его целью является присвоение технологии, затем запуск собственного производства и, наконец – экспорт на мировые рынки, что позволит таким образом оставить ни с чем и Россию, и Украину». Автор дошёл даже до утверждения, что проникновение Китая на постсоветское пространство ставит перед собой целью ограничить отход России на свой запад «в случае российско-китайского конфликта из-за аннексии российских восточных территорий». 

Проект Путина по усилению экономической интеграции – Евразийский союз

Решение Украины присоединиться к возглавляемой Россией свободной торговой зоне может помочь понять возможную конфигурацию баланса сил в Евразии.

4 октября в своей занимательной статье премьер-министр Путин в «Известиях» призвал к созданию Евразийского союза, который должен состоять из постсоветских государств. Дмитрий Тренин, уважаемый российский аналитик, заявил, что это – не попытка возродить Советскую империю, хотя Россия и «остаётся важным глобальным стратегическим игроком, благодаря своим запасам нефти и газа, а также ядерному арсеналу… у неё нет ни желания, ни ресурсов, чтобы попытаться вернуть Российскую Империю». Русские стремятся, прежде всего, к «стратегической независимости, которая означает независимость от двух принципиальных игроков – США и Китая».
Путин подтверждает эти соображения, утверждая: «Это никоим образом не ведёт к возрождению Советского Союза в любой форме. Было бы наивно пытаться возродить или подражать тому, что было предано истории». Он хорошо понимает препятствия, перед которыми стоит политическая интеграция на постсоветском пространстве.
Путин также обращает особое внимание на тему стратегической независимости, когда пишет о том, что Евразийский союз будет «могущественной надгосударственной ассоциацией, способной стать одним из полюсов в современном мире», добавляя, что «сотрудничество между Евразийским союзом и ЕС спровоцирует изменения в геополитической и геоэкономической структуре континента в целом с гарантированным глобальным эффектом». Евразийский союз будет, таким образом, ключевым игроком наряду с ЕС, США, Китаем и АТЭС.

Наконец, акцент Путина на экономической интеграции и координации бизнеса и, конечно, на модели ЕС как образца для Евразийского союза, подтверждает западный вектор инициативы. Ссылаясь на ЕС как на модель и пример по ряду пунктов и подчёркивая необходимость сделать приоритетными торговые и производственные связи, он говорит, что Таможенный союз и Единое экономическое пространство (ЕЭП) станут фундаментом Евразийского экономического союза. С Шенгенским соглашением в качестве модели предусмотрена общая визовая и миграционная политика, а также повышение уровня контроля границ и трудовые квоты, что будет означать свободный выбор места проживания, учёбы и работы. Это также создаст новые динамичные рынки, управляемые общими стандартами и управлением товарами и сервисами, как в модели ЕС.

Высказываясь по поводу сомнений Украины насчёт присоединения к «прогрессивным интеграционным проектам на постсоветском пространстве», Путин утверждает, что проект не противоречит проевропейской позиции Украины, добавляя: «Мы не намерены ограничивать себя, как не собираемся и противостоять кому-либо. Евразийский союз будет базироваться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединённая общими ценностями свободы, демократии и рыночных законов». То есть он, таким образом, повторил известную российскую идею о создании (экономически) согласованного пространства от Лиссабона до Владивостока, в частности, «свободной торговой зоны и даже об использовании более тонких интеграционных схем… повсюду от Атлантического до Тихого океана». В этих целях Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана инициировал переговоры по созданию свободного торгового пространства с Европейской ассоциацией свободной торговли.

Заключение

Россия использовала свою энергетическую дипломатию, пытаясь вытеснить ЕС, НАТО и Китай с места ключевого партнёра Украины, тем временем снижая ценность Украины как стратегического партнёра, в том числе и для Китая. Дружественная Украина рассматривается как необходимое условие для российской безопасности, а более тесные отношения смогут обеспечить лучшую координацию в предотвращении утечки технологических секретов в Китай. Решение Украины присоединиться к зоне свободной торговли может стать началом российско-украинского соглашения в том случае, если обе стороны проявят уважение к интересам друг друга и создадут этим возможность оживить свои экономики, а также экономики других стран-членов СНГ.

Россия предлагала и другие инициативы для усиления своего влияния на постсоветском пространстве, желая проектировать их как модернизирующие, инклюзивные и открытые. Если проект Евразийского союза удастся, он предложит определённую альтернативу и Китаю, который расширяет своё влияние над евразийской транспортной системой, инфраструктурой, нефтяными и газовыми сетями, а также вовлекается в Европу. Примечательно, что Франция обращалась с просьбой к Китаю за помощью в попытке спасти еврозону. Страны Центральной Азии также могут захотеть сбалансировать растущую китайскую мощь своей поддержкой российской инициативы. Замечание Путина, что Евразийский союз станет одним из полюсов в современном мире, «который в партнёрстве с ЕС получит глобальный геополитический и геоэкономический импульс», можно интерпретировать в этом свете.
Если Европа и вообще Запад хотят достигнуть ощутимого баланса сил в Евразии, они также могут открыть возможность работать с Россией. Кое-кто в США это понимает. Посол Роберт Д. Блэквилл стал соавтором статьи, в которой говорится о том, почему Россия имеет значение для Запада. Американский посол в России заявил, что слабая Россия – самый страшный кошмар для США.

Но ЕС недавно вторглись в офисы партнёров Газпрома в Европе на основании антитрестовского законодательства, чтобы найти доказательства поведения, мешающего свободной конкуренции. Действия были предприняты по просьбе «транзитных» стран. Это также отражает их страхи перед растущей властью Газпрома, установившейся над транзитной системой Белоруссии и пытающейся сделать то же с украинской системой. Со своей стороны, Россия может согласиться по их просьбе на более низкие цены на газ. Так или иначе, атаки на основной инструмент власти не внушит любви к ЕС русским, которые могут удвоить свои усилия в развороте на запад. При этом, премьер-министр Путин обсудил перспективы газового трубопровода во время своего визита в Китай (который поставлен в тупик ценами на газ), в то время как президентМедведев на недавней встрече с северокорейским лидером во время поездки в КНДР обсудил с ним транзитный трубопровод через Северную Корею на азиатско-тихоокеанские ранки. Российские газеты также сообщали о том, что Россия серьёзно рассматривает планы разнообразить свои поставки энергоносителей на азиатско-тихоокеанские рынки. Российский восточносибирско-тихоокеанский трубопровод уже осуществляет поставки нефти в АТР и Китай.

В конечном счёте, успехи этих новых уравниваний и организаций будет зависеть от глубоких реформ и сильной жажды модернизации. С этими побуждениями президент Медведев начал инициативу модернизации российской экономики, создания инновационных центров, снижения зависимости от сырьевых материалов и разнообразия энергетического экспорта.

Дополнительные реформы в каждой из стран-участниц тоже могут привести к большей содержательности и мощности российской инициативы.

Смита Пурушоттам (Индия)

Advertisements
This entry was posted in Uncategorized. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s