ВОЙНА ДЛЯ КОНЦА МИРА

Борис Над

ВОЙНА ДЛЯ КОНЦА МИРА

The animating energy of the American imperial project is essentially religious, not political. The ruling American mytopoethic is eschatological. It is about „end times“.

Arthur Kroker: Born Again Ideology

Либеральный тоталитаризм

По мнению почти общему, США – прагматическая мировая сила, полностью современная глобальная империя, чей интерес к идеологии – в данном случае, для
идеологию либерализма – поверхностный, спорный и почти случайный. Либерализм, с этой точки зрения, очень легко спутать с „демократей“: с политической системой, в которой каждый (по крайней мере номинально) имеет право исповедовать любую политическую позицию и в которой никто сам по себе не имеет никаких преимуществ по сравнению с другими. На самом деле, либеральное понимание является тем, которое допускает возможность существования любим другим, и которые, поэтому обязательно остаются маржинальным. Либерализм не просто точка опоры, это – по сути, единственная легитимная идеология американизма, в то время как эвентуальное существование сопернических рассматривается как эксцесс, как инцидент, таким похожим образом, как Америка на глобальном уровне воспринимает существование любого потенциального конкурента.

В основе, либерализм пользуется „мягчими“ средствами – вместо полностью открытой репрессией – но он из-за того не более доброжелательныь по отношению к своим оппонентам. Как и многие другие, либерализм является тоталитарной идеологией, но идеология крепко укоренена в американском менталитете, чья
скрытая основа протестантская, пуританская эсхатология. Это причины, из-за которых за последние несколько десятилетий, а особенно после падения железного занавеса, Вашингтон выступал в качестве настоящего мессианского центра, чей загадочный язык был основан на риторике о „демократии“, „свободной торговли“ и „правах человека“. Америка была создана как сообщество „избранных“ и равных между собой, отделена непроницаемой стеной от „остатка мира“, но ее руки протянутые к всему человечеству, которому она предлагает свою новую эсхатологию, свою „Благовест“, свое решение „загадки истории“.

Америка – несомненный продукт европейской цивилизации и наследия. Совсем аккуратно: одной совсем особенной части этого наследия, принимаемое современными западниками модерным, прогрессивным и „самым западным“, как самую высокую точку развития цивилизации, но Европецы, особенно те православные – истинной устарелостью, аномалией… Чтобы понять это, необходимо вернуться глубоко в прошлое.

Manifest Destiny

Церковный раскол (1054) является одним из наиболее важных, первоклассных фактов европейской истории; только с этого момента можно говорить о Западе (начиная от римо-католического), в отличие от европейского и христианского, православного Востока. Именно в римо-католицизме (как „более современном“ и „прогрессивном“) начинают тенденции, которые достигнут своего пика реформацией, такой как индивидуализм, экономизм и утилитарный рационализм. (Макс Вебер в своей монографии „Протестантская этика и дух капитализма“ описывает момент рождения капитализма в духе радикального протестантизма, где основным предположением является то, что материальное богатство – знак Божьей милости.) Они в полной мере воплощаются в „торговый порядок“, где-то в Англии с начала 17. века, которая в конечном итоге поворачивается к морю и колониальным завоеваниям и вскоре станет не только самой уважаемой морской силой, но и „морской цивилизацей“.

Морская, либеральная, торговая и колониальная Британская империя – это нечто совсем иное, еще с глубоких римо-католических заморских империй Испании и Португалии. В связи с этим, Арнольд Тойнби говорит о „принципе техники“ и то о „ технике совершенно отдельной от всех норм (христианской) традиции“. Выступление Англии против Православного Востока на геополитическом и идеологическаом уровне вскоре станет абсолютным и бескомпромиссным. Начав с 17-ого века, Россия как великая континентальная сила, во многом неожиданно, выходит на европейскую сцену – борьба „гордого Альбиона“ против „русского медведя“, на протяжении веков враждебности, становится главным мотивом европейской политической и военной истории. Реформация и открытие Нового мира являются фактически одновременными историческими собтиями. К Америке, континенту на Дальнем Западе, отправляются самые экстремальные протестантские секты, привлеченные возможностью, именно в пустом пространстве „Новыого мира“, очевидно и конкретно, реализовать свои утопические проекты. США явились союзом наиболее радикальных, фундаменталистских протестантских сект, убеждненных в свою эсхатологическую миссию, в свою Manifest Destiny (Богом „Проявленную судьбу“), или, другими словами, возвышение Нового Иерусалима, города Господа на земле, в котором, как Томас Джефферсон говорил: „Волк и ягненок, будут жить в мире, одно рядом с другим“. В очень короткое время, они успевают эмансипироваться от своих европейских родин.

Апокалиптический сценарий

В одинаковой мере, США – продукт неясных эсхатологических надежд и апокалиптических ожиданий красочных масс верующих в эту новую религию, которая отправиляется к Новому континенту. С одной стороны есть вера в начало Нового тысячелетия, Новой Золотой эры, которое уже начало – на американской земле, разумеется – с другой, апокалиптический сценарий, с потоками крови проклятых, о которым сегодня говорят телевизионные проповедники, сценарий предназначен для „остатка мира“, который отвергает американское решение истории и ее драмы. Решение парадоксальное и почти банальноe: либералистические модели социальной структуры, подняты на уровень религиозной догмы, абсолютизация рынка и „свободной торговли“, которая отменяет таможню, протекционизм и барьеры, и не предполагает взаимность, потому что существование любой другой концепции, силы или социального строя сведенное на уровень непонимания или инцидента. Несомненно существует сильное расхождение между эсхатологическим вдохновением и сухим прагматизмом американского общества, в котором, хотя бы по-видимому, все подчиняется бизнесу и экономике и их беспощадному активизму. Это противоречие разрешается определенным строем американской политической элиты, ее интеллектуальными и геополитическими услугами и очень конкретной доктриной, под названием „диспенсациалзм“. Именно в этом богословском и эсхатологическом учении получаются все важные темы и навязчивые идеи американизма: исторический оптимизм, вера в постоянный прогресс и совершенствование демократии и увлеченность апокалиптическим мотивам; моралистические проповеди („We are a moral people“) и крайний аморализм, когда-либо речь бы шла о Америке и ее особых интересах; прагматизм и бескомпромиссный идеализм, у которого нет смысла для противления и разницы; агрессивный интервенционизм и аутистический изоляционизм; человеколюбие и вера в демократию и зловещее лицо „демократии номер один“, которую Америка показывает всем, которые отвергают ее решение и ее спасительную модель…

Смутное время – tribulation

Речь идет об учении – начало которого связано с именем Джона Нельсона Дарби (1800-1882) – основанном на некоторых весьма экстравагантных толкованиях ветхозаветных пророков и Апокалипсиса Святого Иоанна Богослова. Своего максимума оно достигает в 70-е годы предпоследнего века, посредством буквального толкования библейских эсхатологических сценариев, из которых несомненно наиболее влиятельными и популярными – толкования Сайруса Скофилда. „Scofield Reference Bible“, которая содержит, кроме оригиналных библейских текстов, и ряд комментариев, толкований и пророчеств самого автора, распродана мульти-миллионным тиражом и по сей день является наиболее полным изданием Библии на английском языке. Надо сказать, что в толковании Скофилда и его (евангелистических ) наследников, личност Христа занимает совсем периферийное место, а централым темам становятся Апокалипсис, Армагеддон, судьба Америки, и прежде всего, Израиля, да и его предстоящий конфликт с царем Гогом, в дни последних времен, смутное время или tribulation („великие беды“), как его называют диспенсациалисты. О глубине этого влияния свидетельствует факт, что большая публика Скофилда и его последователей чаще всего вообще не в состоянии отличать оригинальный библейский текст от дополнительных вставок и дополнений (Скофилда), и даже, по правилу, не понимают существование диспенсациализма, считая его интегральной, составной частью христианского учения. Его, хотя бы на полу-сознательном или сублимальном уровне, очень легко принимают и американские атеисты, как ряд психологических, культурных и идейных образцов и клише. Диспенсациализм, кстати, предлагает очень когерентный и полный взгляд на историю и геополитику, понятых, правда, в эксцентричном, повернутом ключе протестантского фундаментализма. Огромное большинство наиболее популярных телевизионных проповедников – это евангелисты и диспенсациалисты. Для противников этого учения, диспенсациализм не христианская доктрина, а „христианский сионизм“. Но, по общему мнению, речь идет о наиболее влиятельной религийской и эсхатологической доктрины, которая формирует американский менталитет – сегодня, как и во времена ее пуританских „отцов-основателей“.

Ядерный царь Гог

При необходимом обобщении, мы вернемся к этому, что есть самое ядро диспенсационалистского „мифа“ – сюжет, который с удивительной последовательностью и настойчивостью повторяется у многочисленных авторах, которые делят это мировоззрение. Причудливость их содержания не должна смущать читателя, поскольку диспенсационалистские „пророчества“ иногда содержат очевидные геополитические глубокие интуиции и исторические понимания. Центральной темой этой эсхатологии – это судьба Церкви и, прежде всего, судьба Израиля, который в данном случае означает – этнических евреев, которые придерживаются принципов ортодоксального иудаизма. Под „церковью“, конечно, не подразумевается римо-католическая, гораздо меньше православная церковь, а только сообщества протестантских фундаменталистсах. („Белые англосаксонские протестанты“ в этом понимании – потомки десяти племен Израилевых, которые после вавилонского плена не вернулись в Израиль.)

К концу времени, придется восстановить Израиль, – а это пророчество исполнилось именно в 1947-ом году, созданием еврейского государства. Этим, однако, начинаются уже упомянутые дни „великой беды“, дни в течении которых „империи зла“ (надо вспомнить, что этой фразой пользовался Рейган, кого Буш включил в обращение в первые дни после 11-ого сентября), совершат нападение на англосаксонских протестантов и Израиль. Выдвинем на второй план, в этот раз, вопрос о разнообразии эсхатологической судьбы – лучше было бы сказать божественного провидения – англосаксонских протестантов, в котором чисто богословское значение. Во всяком случае, в этом моменте исполняется очень странный переворот: перед атакой „Гога, царя Магога, “ англосаксы будут „вознесены“ на Небо (rapture), когда сыновья Израиля в решающей битве поразят Гога (Армагеддон). Rapture, возвышение (еще одна крайне причудливая деталь), происходит таинственным образом, почти как взлет космическим кораблем или летающей тарелкой, которое подчеркивает важность технологии в апокалиптическом сценарии: „в некоторых текстах диспенсационалистов, провидение связывается с последними технологическими достижениями, и так происходят изображения ядерного диспенсационализма… Тут Россия (раньше СССР) снова выступает в качестве сил Зла, ядерного царя Гога“ (Александр Дугин: „Мистерии Евразии“).

Протестанты тогда, по этому странному апокалиптическому сценарию, во главе с протестантским Христом (Второе Пришествие), снова возвращаются на землю (в Израиль), а Евреи переходят в протестантизм, и этим начинается тысячелетнее царство Христа на земле …

В конце времен

Диспенсациализм, по меньшей мере, очень хорошо объясняет некоторые лейтмотивы или невралгические точки внешней политики США. В первую очередь, безусловный союз с Израилем, которые чаще всего противоречит реальным интересам американской империи. Страх перед оружием массового уничтожения, так как ядерная, химическая или биологическая сила, которая может в конечном итоге перейти у некоторые из стран, составляющих „ось зла“ (Дж. Буш) не является только примером тенденциозной пропаганды и средством массовой дезинформации, но и рецидивом еврейского, ветхозаветного и пуританского страха разрушения, которое, в конце времен, ударит в „Божий Народ“. Один из типичных примеров можем найти в Евангелии от Матфея:

„Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте, – читающий да разумеет. Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы. И кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего. И кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои“ (24, 14-18).

О важности этой доктрины в американском сознании свидетельствует и факт, что диспенсационалистам или им очень близким можем определить по меньшей мере двух американских президента – Джимми Картера и Рональда Рейгана, в то время как Джордж Буш открыто объявил о себе как о „премиленаристском диспенсационалисте“. Но гораздо более важным является наблюдение всeй американскoй культуры со времен пуританских поселенцев, глубоко пронимаемaя этими же эсхатологическими и апокалиптическими мотивами. Как, вполне обоснованно, приходит к выводу Артур Крокер, в студии под названием „Born Again Ideology“: “Движущая энергия американского имперского проекта по существу – религиозная, а не политическая. Правящая американская мифопоэтика есть эсхатологическая. Реч идет о последних временах.

Армагеддон близко

В общем, американский политический и интеллектуальный класс не отражает многообразие населения Североамериканского континента – преобладающий тип –WASP – White Anglo-Saxon Protestant – крепко укоренённый в протестантский фундаментализм. Перевести фуриозную, пугающую риторику пуританских проповедников на точный, рациональный и конкретный язык геополитических и экономических анализов, является задачей ее интеллектуальных услуг. Следствием этого является гротескное сочетание протестантского мессианизма и либеральной модели, с его показной толерантностью и „открытостью для всех разниц“, которое, с манией миссионеров, „остатку мира“ предлагает по американской модели спасение от террора, тупоумия и мрака истории. Но, в самой основе, протестантский фундаментализм, в котором самое знаменитое место принадлежит диспенсационализму, остается „скрытой“ идеологией Америки, которая определяет мысли, надежды и мечты огромной, значительной части нации, и даже атеистов.

Конечно, Барак Обама, сын кенийского иммигранта и белой женщина, человек, который носит мусульманское имя, а представляется „христианином“, никак не являестя типичным представителем американской политической элиты или „морального большинства“ американской нации. Он не только пропагандистский и маркетинговый трюк уставшей империи, но и знак глубокого, расового и идеологического деления Америки, в котором после 11. сентября и катастрофического финансового и экономического упадка, вновь, с неожиданной силой, возрождаются пуританские страхи и надежди о „конце времен“. „Армагеддон близко, тяжелые времена наступили“, гремят телевизионные проповедники, „моральное большинство“ запуганное терроризмом, экзистенциальной незащищенностью, перспективой нищеты и войны „всех против всех“ действительно превращается в паству, которую пастут ее протестантские пасторы в конце времен.

К Третьей мировой войне…

Войны не являются безусловным следствием религиозных убеждений,и не происходят исключительно из-за экономических или энергетических ресурсов. Война является результатом состояния, в котором существующие противоречия не могут быть решены мирным путем, но только с помощью военной силы – от ужасов войны, еще хуже только ужасы мира, которые, на самом деле, еще и являются их причиной. Глубина кризиса, которая потрясает США, и которую невозможно решить финансовой или экономической интервенцией, безвозвратно толкнует последнюю мировую империю к пути войны, к финальному столкновению с „силами зла“. Как, кстати, замечает известный русский экономический аналитик Михаил Хазин: „В пасмурные времена необходимо изменить психологию общества, это общество надо мобилизовать. Лучший способ сделать это – угроза, опасность. Для США это не новость. В 1898 году , чтобы начать войну с Испанией, ту войну, которая привела к тому, что Америка захватила Филиппины у Испании и Кубы, американцы взорвали свой ​​собственный броненосец Мейн в Панаме. В 1941. году случился Перл-Харбор.“

Для такого апокалиптического сценария, диспенсационализм имеет готовых ответов. Дни „великой скорби“ (tribulation period) наступили. „Империя зла“, о которой говорил Рейган, а потом и Буш, „орды царя Гога из земли Магог“, это – в диспенсационалистском ключе, в психогеографии американцев – однозначно русские и их союзники, именно как и библейские, апокалиптические „князья Роша, Мешеха и Фувала“ (где Роша интерпретируется как Россия, Мешеха как Москва, пока Фувала древнее название Скифии). Только что, в американском случае, финальное столкновение принимает довольно отличительные черты: кстати, прогрессивная и человеколюбивая, Америка имеет также и свой зловещий аспект, лицо самого Апокалипсиса, посвященное всем, которые отвергают ее Благовещения, ее (фарсовое) Евангелия. Это лицо того „Милосердного ангела“, который яростным гневом уничтожал Сербию, а затем Афганистан, Ирак, а завтра, кто знает, Сирию, Иран, Китай или Россию…

„Сражение для конца мира“, против царя Гога, против князей Роша и „оси зла“ уже начало, в 1995-ом году в Республике Сербской и Краине и потом в 1999-ом году в Сербии, с „Милосердным ангелом“,со сценами, в которых американские солдаты печатают гротескные сообщения – направленные сербам – по смертельным ракетам наполненным обедненным ураном и по кассетным бомбам, по сценам бомбардировки Фаллуджи, Басры или Багдада, пока на фоне эксплозий эхом разносятся сообщения американских политических лидеров о „народе инициируемом моральной надеждой“ и о „самой моральной мировой силе“…

Перевод с сербского Иванна Белич

 

45

Advertisements
This entry was posted in Uncategorized. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s